Solidarity as a way out.

11836859_854038444665094_8744631378418067806_n

I will never forget that day … On the morning I read terrible news that residential building is on fire in Baku. The building burned down in a short time. The fire killed 15 people on May 19 among whom were small children…

A few months earlier, on 12 January was the news from Gyumri. Seven members of the Armenian family, including two children killed. The main suspect was military man of the Russian military base. I still remember phrase from the news: “..he hit crying six-month baby in the chest by bayonet …”

June 2015. Night-time from 13 to 14 in Tbilisi was flood. After continuous heavy shower the Vera river overflowed and destroyed everything on the way. Zoo, houses, cars … 19 people were killed in the disaster

What is common to these tragedies? In my opinion, people showed the solidarity.

11026214_876567009078904_8200566751074693434_n

Despite the hostility between the countries, people from Azerbaijan and Armenia sent their condolences to each other in that moment. And in Georgia, both are able to side by side to help Tbilisi.

I think that if we show solidarity in the difficult days, it means that we can be unite in other things. The desire for peace in the region, for example.

Tragedy has no nationality

After the fire in Baku, I received many messages from my friends and people who knows me. Armenians, Georgians and others expressed their condolences in connection with such sorrow. And I know that these words was coming from their heart. And how could it be otherwise? Because tragedy has no nationality.

We wrote condolences to Armenia in winter too.

In June, many people TOGETHER removed consequences of flood in Tbilisi. Nobody asked what nationality you are.

Points of contact.

I often meet the people of all the nationalities lives on Caucasus. Despite the geopolitical situation in the region, people do not want to have conflict and want peace and prosperity in the region.

Besides politics, where everything is so complicated, many other areas of life unite us. Sport, art, education…Participation of Armenian sport delegation in the first European Games held in Baku, or when journalists, bloggers from Caucasus countries meet for discussions in Georgia or any other neutral country, or joint art events — all these show the desire to find common ground or points of contact.

Do not look for differences, but find something that unites us… in bad and good times.
524225_763172080418398_75643061068946805_n

В Коде тепло и солнечно, а в Асурети безмолвный холод

Холод vs Тепло

Или наоборот. Два дня. Два разных места. И два разных ощущения.

Село Кода, Грузия, ноябрь 2015 года.

Центр образования для взрослых.

12204950_892902220778716_1167683981_nНа фасаде здания развеваются флаги Грузии и Евросоюза.

Мне было интересно, как это работает? Как взрослых устоявшихся людей удалось привлечь к деятельности центра, убедить в том, что есть шанс увидеть мир другими глазами. Они пережили изгнание из собственного дома. Когда надо схватить самое необходимое и спасаться, оставляя все. И сейчас, с этим грузом прошлого, изучать компьютеры? Читать книги в библиотеке? Достаточно было там оказаться, чтобы понять, что да. Именно так. Люди поверили в новую жизнь.

Светлое здание с потрясающей созидательной энергетикой. Директор центра, милая женщина Манана, рассказывает о том, как все начиналось. На стенах фотографии центра, когда шли еще ремонтные работы. «Сначала обустройством здания занимался фонд и его сотрудники, а потом постепенно подтянулись и местные жители…».

12212278_892901404112131_1490649638_n11696744_893148560754082_1228855628_n

Что увидела я? Руки. Замешивающие цемент, красящие стены. А потом здание готово. И снова руки. Только уже создающие замечательные образцы хенд мейда. Войлочные игрушки, кулинарные сладости, украшения.

12207863_892901417445463_948531670_n

И такое потрясающее тепло рук.

12202344_892901410778797_1084379909_n12202392_892901420778796_218717622_n12212282_892901400778798_990225735_n

В стенах этого здания они улыбаются. Хоть и свежи еще в памяти дни, когда им пришлось все бросить и бежать, спасаясь от войны, в тот день все улыбались искренней улыбкой.

12204657_892901797445425_1497454271_nЯ пытаюсь понять, что за ликование меня накрыло там? Я бегала из аудитории в аудиторию, бесконечно фотографировала, несколько раз вернулась к тем женщинам на кухне.  Я влюбилась в их руки! Есть на азербайджанском такое выражение: «əllərinizə sağliq». В дословном переводе: «здоровья вашим рукам». Ну еще бы! Таких вкусняшек напекли и угощали потом!

12202309_892902217445383_49580479_n (1)12202042_892901784112093_701106486_n

Если сказать коротко, то центр в Кода – это дом, где вечером горит свет. Там тепло и уютно. Там обязательно встретят и помогут чему-то научиться…

А холод. Пронизывающим ветром безысходной тоски забрался мне под кожу в Асурети, где я побывала аккурат на следующий день после Коды. Абсолютно другая атмосфера. Здесь царит забытье.

12212100_892900354112236_826110909_n12204658_893160964086175_990388926_n

Когда-то здесь жили немецкие колонисты, позже репрессированные Сталиным. Современная Грузия считает оставленные немцами дома и кладбище культурным наследием.   Сейчас обсуждается проект по реставрации домов и могильных камней на кладбище для их лучшего сохранения.

Давящая тишина, удручающий холод, много ржавого цвета. Как листья на деревьях, также ворота домов. Ветхие черепичные крыши, некоторые дома подверглись «ремонтным» работам нынешних жильцов, отчего утерян характерный стиль.

12208193_892900287445576_90281832_n

Немецкое кладбище. Мистика? 

12204791_892900427445562_1250412712_n

Нет, здесь не было мрачных склепов, неожиданного хруста веток и звука двигающейся плиты. И уж тем более злобного смеха из могилы. Лишь тишина и ощущение скулящего одиночества. По соседству  уже новое грузинское кладбище, куда часто приходят местные жители почтить память умерших…

12208183_892900470778891_742602163_n12212377_893160960752842_904379730_n

В Коде я увидела картину «после изгнания» и здесь в Асурети также передо мной предстало это «после изгнания». Но если там, в Коде, жизнь продолжилась, в Асурети тепло настоящих хозяев этих домов так сильно остыло, что холодно было даже камням.

Асурети сильно мерзнет.
Поездка была осуществлена в рамках тренинга для молодых блогеров Южного Кавказа, организованного грузинским офисом международной организации DVV International

Скажи будешь ли праздновать ты Хэллоуин, и я скажу, кто ты!

Азербайджан. Наши дни.

В преддверии празднования ныне модного Хэллоуина у меня в фб ленте сложилась весьма интересная ситуация, а именно лента поделилась на тех, кто празднует ночь перед Днем всех святых, и тех, кто рьяно против празднования «не наших праздников».

Эта тенденция сейчас довольно популярна – определение, что есть наше, а что нет, отрицание заморского и упрочнение традиций. Наверное, такой поиск свойственен многим странам, обретшим независимость — процесс национальной самоидентификации «кто мы», «наше место в мировом сообществе», «наш вклад в развитие мира в глобальном масштабе». В этот момент обществу крайне сложно быть единым и, конечно же, противоборствующие лагеря с пеной у рта будут доказывать свою правоту.

Светскость vs Традиционность.

FB_IMG_1419453920710

Сейчас есть два ярко выраженных лагеря – светские, а также традиционные азербайджанцы с религиозным (а именно, мусульманским) уклоном. В обычные дни им удается прекрасно сосуществовать параллельно и не пересекаясь, но в дни типа Хэллоуина может случится серьезное столкновение интересов.

Так еще совпало, что за неделю до Хэллоуина у шиитов (большая часть населения Азербайджана таковыми являются) была ашура. Этот день также известен как шахсей-вахсей — день поминовения имама Хусейна, павшего мученической смертью в 680 году в Кербеле. В этот день по всему Азербайджану, и даже в Баку!!! на улицах организуются процессии-представления, во время которых некоторые участники шествий наносят удары цепями и кинжалами, бьют себя кулаками в грудь, рассекают головы, чтобы пустить кровь. И даже детям. Таким образом, как бы шииты воспроизводят сцены (шабих) борьбы и гибели имама Хусейна и его приверженцев (тазия, тазия-и шабих). Зрелище не для слабонервных на самом деле.

Любой процесс лучше болота. В Азербайджане наступило время, когда пора уже понять себя как нацию. Без оглядки на другие страны в поисках одобрительного кивка. За всем этим наблюдать на самом деле «вкусно». Одно вытесняет другое, мышление людей меняется, я прям вижу, как расширяются границы в головах людей. Мне кажется, что этот фанатизм в обоих лагерях, достигнув своей кульминации, начнет отступать и созреет золотая середина.

Золотая середина. Где? Когда?

FB_IMG_1425738729829

Легко задать себе вопросы, а потом сидеть и пытаться умничать, отвечая на них ))) Здесь я смеюсь. На самом деле, я не знаю. Лично свой баланс я ищу до сих пор. Обдуманно так, с чувством и толком. Все влияет понемногу. В 16 лет я была фанатичной мусульманкой. Держала пост, ходила в мечеть. Я была на ашуре в одной их старинных мечей в горном селе Нахчывана! Видела там такие сцены. Это уже не битва имама Хусейна (да простят меня верующие), это жесть полная! Кровь рекой, рассечённые головы, окровавленные цепи, топоры, кинжалы. Мой юношеский неокрепший мозг был сильно потрясен. Были и йога, и исключительная западность в самых странных ее проявлениях. Сейчас попытка обрести себя исходя из региона, где живу и где жили мои предки. И во всем этом поиске четко усвоила одно:

Это мой путь. Плох он или хорош, важно только для меня. И навязывать, доказывать, что он единственно правильный, потому что я его избрала, точно не буду. Как-то так )

IMG_20150121_140037

 

Есть у Тбилиси одно свойство – объединять…

11012703_815670308501908_7484832317761619941_n
 Это понимаешь практически сразу, как попадаешь в волшебный город… Поначалу удивляешься, а потом, привыкнув, лишь тепло улыбаешься всем совпадениям…

Есть в Тбилиси старая традиция – создавать экспериментальные театры, чаще в подвалах архитектурных домов, цель которых опять же – объединять. Людей влюбленных, страстных, грустных и веселых. Небезразличных к идее. В Грузии вообще легче верить. Во что угодно. Просто даже в то, что все обязательно будет хорошо.

11659436_849721645077183_7134700244667603158_n

Один из таких театров, что существует в современном Тбилиси – Tilde… Стал досугом для молодых женщин с Кавказа, или живущих на Кавказе. После суматошных, полных заботы о семье, работе часов, эти молодые и красивые женщины проводят свое время в театре… Не сплетничают, не чаевничают  и не пустословят, а посвящают себя искусству.

11082517_789071804495092_1431248677830760123_n

Есть в Тбилиси особая атмосфера. Побывав здесь однажды, хочется обязательно вернуться. И возвращаешься.

Сегодня меня здесь держит многое. В первую очередь, ощущения. Те ощущения, которыми полна Душа от прикосновений к городу. Воздух. Люди. И свобода в творчестве. Любое творчество здесь дышит по-другому. Хочешь, фотографируй, рисуй, создавай украшения, одежду, будь фуд-блогером, играй в театре! Почти все люди в моем окружении так или иначе занимаются творчеством. Кто-то на досуге, а кто-то профессионально. И все ведь красиво! И весь этот коктейль, замешанный на творчестве, вдохновении, разных-разных людях, такой вкусный и яркий, и ты понимаешь, наверное, больше нигде так не будет. Не будет того потрясающего интернационала, калейдоскопа идей, открытости и свободы.

10422603_783446511724288_3253858978715752548_n

О, мода, мода!..

IMG_20141124_163159 Немного о стилях одежды молодежи двух стран.

Черный цвет актуален в Грузии. Пестрое, блестящее в Азербайджане.

Стиль одежды тбилисской молодежи – лаконичный и свободный. Будь то одежда от дизайнеров, или daily look обычных девочек, одетых не в брендовых магазинах. Кстати, я считаю, что умение стильно одеваться не зависит от лейблов. Наглядный пример street looks молодежи Тбилиси, который обладает особым магнетизмом. Это сочетание грубой обуви и летящих юбок, прикрытых свитерами оверсайз широкой вязки, прямые линии, натуральные ткани приглушенных тонов и безграничная смелость в экспериментах. Максимум один акцент. Вот она свобода самовыражения и независимость от желания больше еще больше привлечь внимание, главное, непосредственность, которую приобретаешь вместе со стилем. Мейкап? Нет. Губы. Только губы яркой помадой. И образ готов.

IMG-20141009-WA0007В Баку street looks отличаются. Много облегающей одежды, джинсов и пестрых тканей. Редко стиль лаконичный, часто перегруженные аксессуарами  и мейкапом образы. В этом тоже есть особенная прелесть. Азербайджанские девушки любят подчеркнуть свою женственность. У них нет той свободы от стереотипов, менталитета, что у грузинских девушек, отсюда желание быть яркими в одежде. Азербайджанская девушка практически идеальна. Всегда уложенные волосы, ухоженные ногти. Пусть ее образы не индивидуальны и нет в них бунтарского посыла, она редко идет на эксперимент, но она обворожительна. Манерная и утончённая. Кстати, чуть не забыла. Сегодня в Баку актуальны национальные акценты в образах. Все больше набирают популярность азербайджанские национальные платки из шелка с орнаментом. Они настолько красивы и вне времени, что девушки сочетают их даже с джинсами! Получаются интересные образы.

Увы, мало знаю о моде среди армянской молодежи. Может коллеги подхватят идею и напишут о стиле и вкусах у себя в стране.

Мы все друг другу интересны…

11224659_10153106472431376_2484223637065174030_o 11728766_10153101221421376_5365988919085164426_o 11754811_10153101220306376_5605443124192410746_oНо из-за сложившейся в регионе геополитической ситуации, к сожалению, не часто можем общаться. Да что там, элементарно пригласить в гости. Казалось бы, возникла дружба, появились общие интересы, но с этой же дружбой, приобретаешь ограничения.

Если это ребята из Армении, то, я задумаюсь, прежде, чем добавить их в друзья в социальных сетях, или лишний раз тэгнуть у себя в постах. И дело не в личной неприязни. Просто страх.

Беседовали как-то с грузинской коллегой, журналистом Рассказывает. «Не раз пыталась наладить контакт с ребятами из Абхазии, Южной Осетии, никак. Не идут на сотрудничество с нашими СМИ. Грузия-то открыта для них, а им нельзя».

Если пути случайно пересекаются, сначала настороженность, потом, в ходе общения, понимаешь. Такой же человек. Те же увлечения, образ жизни примерно одинаковый. Убивать, оскорблять и в мыслях нет.

Как-то так складывается, что именно наше поколение, те, кто родился с 80х до 90х ощутили эту враждебность сильнее всего. Войну пережили наши родители, а мы хоть и были маленькие, но помним страх и многим знакома боль утраты. А на этом страхе, на этих чувствах нынешние политики взращивают ненависть к абстрактным людям.

Живя здесь на Кавказе, я постепенно учусь очень главному – не делить людей на национальности. Именно учусь, так как не так легко избавляться от внушенных тебе стереотипов.

Photo by Young bloggers group

В ПЛЕНУ У ТРАДИЦИЙ

История одной бабушки, с которой никто не хотел жить

Есть в Азербайджане старая-старая традиция. Один из сыновей, а чаще всего младший, должен обязательно остаться жить с родителями. Традиция хорошая, но изживающая себя, так как сегодня общество стало другим, изменились жизненные принципы, да и вообще, темп, привычки, взаимоотношения. Но осталось так называемое «что скажут люди». Эта та грань, которую многие переступить не решаются, но с другой стороны, и себя ломать не просто. Вот здесь и случается конфликт. Как это было у бабушки Захры, с которой никто не хотел жить…

Первая женщина радиоведущая в своем городе, а также корректор в газете, в молодости бабушка Захра была известной уважаемой женщиной. Между работой успела дать жизнь семерым детям… Первые пять девочек и каждая новая беременность надежда, что будет мальчик и будет кому позаботиться о родителях в старости… Пришла старость. Заслуженная пенсия. Похоронила мужа и осталась одна в четырехкомнатной квартире с сыном, невесткой и внуками. И до этих пор было нелегко, но был супруг, крайне жесткий человек и никто с ним конфликтовать не хотел, а стоило остаться одной, как бабушка Захра почувствовала, что атмосфера в доме меняется. Со стороны сына начались странные разговоры о разделе имущества. Много воды утекло с тех пор. Бабушка Захра перенесла инфаркт, уж очень больно было от разочарования. Так ведь ждала сына. Бог послал двоих, но ни один из них не хочет скрасить одинокую старость пожилой женщины…

Сегодня она живет в двух комнатах бывшей четырехкомнатной. Путем нехитрых изменений, квартиру переделали, а двери в смежные комнаты заставили мебелью, чтобы вдруг бабушка случайно не вошла… Грустно все это наблюдать. Это яркий пример того, как пожилые люди Азербайджана попадают в плен вековых традиций. Так как эта мысль, что «так должно быть, было, и что скажут люди, выбери я альтернативный путь», она прочно сидит в сознании и ни на секунду бабушки и дедушки моей страны не хотят представить, что некоторые традиции со временем изживают себя. Что, может быть по-другому, ведь мы живем в богатой нефтяной стране, и почему бы правительству не создать пансионаты для пенсионеров, где был бы не формат больницы, казённого здания, а именно все благоприятные условия для жизни? Ведь безысходность ситуации именно в том, что, как мне кажется, будь у этих обуз стариков альтернатива, то они выбрали бы уехать туда, чем терпеть унижения от неблагодарных детей. Да и необязательно неблагодарных. Зачастую, взрослые, пожилые люди имеют сложный характер, и просто невыносимы. Внуки слишком шумные, невестка не вкусно готовит, или сын совет дельный не выслушал. Я не знаю, как правильно, как должно быть на самом деле, но шкаф, придвинутый к смежной двери, или забитые фанеркой окошки на дверях до сих у меня перед глазами…

Возможно, все дело в финансовой стороне вопроса, что уж говорить о пансионатах, специализированных учреждениях, когда в стране просто катастрофически маленькие пенсии. Система начисления пенсий в Азербайджане несколько раз реформировалась за последние годы, но до совершенства, увы, пока далеко. В современном, капиталистическом Азербайджане пенсия начисляется, исходя из размера заработной платы по последнему месту работы — за пять лет, то есть те люди, которые работали в Советское время, имеют мизерные пенсии. Как отмечал для СМИ завотделом трудовых пенсий Государственного фонда социальной защиты Эльшан МАМЕДАЛИЕВ, «это действительно проблема, ибо те, кто вышел на пенсию еще в Советское время, и имеющие большой стаж работы, все время спрашивают, почему им платят меньше, чем тем, кто вышел сравнительно недавно».

Чиновники убеждены, что того минимума, что сегодня получают пенсионеры, им должно хватать! Но это не так. Этих денег не хватает ни на что. Ни коммунальные услуги, ни продукты, которые весьма дороги в Азербайджане, ни на, тем более, медицину…

И снова мы возвращаемся к тому, с чего начали. В Азербайджане очень страшно в пожилом возрасте остаться в одиночестве, быть брошенным всеми. Так как, не проживешь. Пенсии не хватит ни на что. И поэтому до сих пор актуальна традиция совместного проживания, которая зачастую унизительна, но, увы, необходимая крайняя мера. Иногда уживаются, а зачастую в доме атмосфера войны, рушатся молодые семьи, дети растут в крайне негативной обстановке. А бабушки и дедушки, проработавшие всю жизнь, видевшие немало трудностей, лишаются спокойно тихой старости…

«Я помню блокнот моей бабушки, весь исписанный номерами и адресами осетин – друзей, родственников, живущих в Баку…»

Есть у меня друг, осетин, который, как ни парадоксально звучит, некогда открыл и показал мне Баку. Так тоже бывает. Азербайджанке ее столицу показывает осетин, родившийся и выросший в Баку. Мы много говорили с Аланом на эту тему. Он четко идентифицирует свою национальную принадлежность. Он осетин, Алан Туганов, корни которого берут начало в Северной Осетии, но он рос в Баку, Азербайджане, и, безусловно, этот факт сыграл немаленькую роль в его формировании как личности. Алан прекрасно говорит на азербайджанском языке, но школу и университет он закончил на русском. В то же время, он очень часто бывает в Северной Осетии, не теряет связь с родственниками. «Это очень важно для осетинской культуры – поддерживать связь с людьми твоей фамилии. Так принято у осетин – любой человек твоей фамилии считается твоим родственником. Конечно, это крайне утомительно, слишком много людей, и в наше динамичное время  сложно уделять время самому себе, не то чтобы родным».

Мы очень много говорим об Азербайджане, о процессах, которые сейчас происходят. Алан прекрасно знает азербайджанскую литературу, музыку, историю, и, что важно, любит Баку, и не меньше он знает об Осетии. «Я здесь рос, я знаю каждую улочку, здесь мои друзья, и здесь я, наконец, женился! Я думаю, мои дети также будут расти в Азербайджане, по крайней мере, таким я вижу ближайшее будущее».

Иногда, когда я начинаю критиковать многое, что происходит в Азербайджане,  Алан искренне пытается смягчить негатив о моей, нашей стране. На самом деле, это очень интересное явление. На фоне патриотизма осетина по отношению к Азербайджану, мои чувства, любовь к Родине меркнут. Он объездил весь Азербайджан, в отличие от многих азербайджанцев! Я ему рассказываю о своей поездке в город Сигнаги (Грузия), он перебивает «а ты посети Шеки, поверь, там не хуже, не менее потрясающая атмосфера!».

Со слов Алана я узнаю, что в азербайджанском обществе немало осетин, которые в свое время занимали определенные должности. Папа Алана, Эльберд Туганов, известный поэт в стране, а также актер Азербайджанского Государственного театра Оперы и балета.  Фарида Туганова,  она была главным врачом одного из родильных домов в Баку, до сих пор во врачебной сфере ее помнят. Или в начале 20 века известный в азербайджанском кинематографе режиссер осетинского происхождения Александр Туганов. А также, некогда игрок знаменитой азербайджанской футбольной команды «Нефтчи», и даже некоторое время тренер сборной Азербайджана Казбек Туаев. И много других осетин, успешно интегрировавших в азербайджанское общество, ставших частью истории.

Ответ Алана на мой вопрос, если ли в Азербайджане общество осетин, меня, откровенно говоря, расстроил. Как оказалось, раньше в 90-е в Баку существовала организация, объединяющая осетин, проживающих в Азербайджане. «Я помню блокнот моей бабушки, весь исписанный номерами и адресами осетин – друзей, родственников, живущих в Баку. Сегодня я понимаю, что тот блокнот был нужен, чтобы они встречались, общались, говорили на осетинском». Но, со временем, в результате миграции, количество осетин, проживающих в Азербайджане, значительно уменьшилось, что привело к распаду организации. «Наша семья поддерживает тесные связи с другими осетинскими семьями в Баку. Мы стараемся поддерживать традиции и определенные праздники, отмечать события в соответствии с адатами, как принято, но должен сказать, что все равно на наш быт, уклад очень сильно повлияли азербайджанские традиции. Ведь невозможно жить в Азербайджане, и остаться равнодушным к празднику весны Новруз! Конечно же, мы покупаем сладости, а кто-то даже печет, разводим костер, в эти моменты вообще трудно разобраться, кто какой национальности!».

Но в то же время, Алан, готовясь к свадьбе, едет в Северную Осетию за свадебным платьем! Будущая жена Алана также бакинка, но этническая грузинка, полностью поддерживает идею о сохранении адата. Конечно же, у бакинской публики, друзей, осетинское платье невесты вызвало определенный ажиотаж. «Традиционно поверх распашного платья одевается пояс (камари). По своей форме, качеству и материалу пояса бывают разные. На моей супруге был серебряный, который имеет большую ценность и передается из поколения в поколение в качестве наследства. Нам его привезли родственники, приехавшие из Владикавказа. А еще на супруге была шапочка в форме усеченного конуса с плоским дном и украшенная  золотым шитьем. Такие шапки одевают на осетинских невест с одной стороны, чтобы защитить ее от порчи, с другой, считается, что шапка подчеркивает высокое положение невесты и жениха в контексте свадебной обрядности. Мы постарались учесть большинство национальных традиций, но опять же свадьба не была чисто осетинской. Ведь мы оба выросли в Баку, сейчас по работе много ездим, видим мир, перенимаем интересные идеи о праздновании тех или иных событий. Время, общество, мировоззрение делают тебя другим, возможно, не таким традиционным. Я не знаю, насколько это правильно, но надо признать тот факт, что мы живем в эпоху глобализации, и многие традиции остаются в истории».

Вопрос «где мой дом?» так и останется, наверное, в наших мыслях навсегда. Трудно дать ответ. Когда-то уезжая из России, в которой я родилась и прожила шестнадцать лет, я подумала: «Уехав отсюда, я и для России стану чужой, но и на Родине я не буду своей…».

Мой дом — Кавказ…

Я расскажу вам о том, что вижу, слышу, чувствую. Расскажу, почему Кавказ — мой дом. У моих постов не всегда будут определенные темы, но все о чем напишу будет из личных переживаний и умозаключений.

Мне повезло родиться в этом благостном регионе. Мой путь начался в Азербайджане. В АР Нахчыван. И об этих местах будет пост. Об абрикосовой роще, вкусном хрустящем лаваше прямо из тандыра. О людях, что там. Характерах. И папиных историях о моих предках.

Потом были другие страны, города. И вновь Азербайджан. Где уже я в промышленном городе Сумгайыт, и, наконец, Баку. Отношения с Баку складывались сложно. До сих пор мы не всегда понимаем друг друга.

А потом в 2012 году в моей жизни случилась Грузия. Именно «случилась».

Грузия изменила меня, щедро раздавая откровения. Пропитавшись воздухом этой удивительной страны, я буду всегда ее тепло любить. Здесь происходят чудеса! И я уверена, Грузия любит меня.

Не зря говорят, среди стран Южного Кавказа, Грузия — нейтральная территория. Именно здесь я многое узнала о соседней стране, в которой никогда не бывала и вряд ли попаду — об Армении. И об приобретенных знаниях и впечатления я буду писать в своем блоге.

Я встречаю людей. Разных. И их уникальность в том, что они разные. Каждый человек, с которым меня свел мой Кавказ, раскрашивает мою историю.